Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Переписка
Енлардж свой CTR!
Близнецы, часть II
 


С той ночи, проведенной на убогой кухне Стрельских, Анечка и Вика виделись практически каждый день. Иногда, если не получалось отправить сестру домой, Вика приводила и ее; та всегда плелась в хвосте или сидела поодаль, а губы ее шевелились, когда Вика заговаривала. Но Анечке было неловко в ее присутствии, будто за ними ходит умственно отсталая девочка, и Вика, уловив неприязнь, старалась отводить сестру в квартиру, а уж после бегом неслась к подруге. Теперь они были на "ты". Вмести смеялись над тем, как Анечка, будучи еще Анной Олеговной, влепила сестрам двойки за проверочную работу, трещали на все сугубо девчачьи темы и, без чего не обходилась ни одна их встреча, говорили о Вике. Эти встречи были для нее исповедью, на которой нельзя ни солгать, ни приукрасить. Накопившаяся за долгие годы информация перетекала из измученного сознания необычной девочки сплошным потоком, не иссякая, в память Анечки, находя там достаточно места и теплый прием. Аня не ощущала себя "жилеткой", отнюдь, понимая бесконечное одиночество Виктории, усугубившееся переходным возрастом, она жадно впитывала рассказы о жизни все еще непонятного ей существа "одного в двух лицах". Было немного жутко от нереальности происходящего, иногда ночью Анечка, размышляя, совсем не спала; но предать Викину искренность не смела, ибо слово молчать было дано, а обсудить хотелось страшно, и Анечка говорила с Викой и снова с Викой. Теперь Вике было полегче, а Анечка платила молчанием за возможность знать то, что не знают другие. Никто-никто.

Рассказы Вики изумляли, смешили, пугали, заставляли пожалеть и позавидовать. Удивительно, что Вика, и не пытаясь подобрать слов уместнее, говорила о сестре, как нормальный человек сказал бы о своем локте или большом пальце ноги.

— Как-то еще в детском саду, в дошкольной группе, я засмотрелась куда-то в окно и ударилась Никой о стол, когда та шла из туалета. Очень больно. А заревела я сама, а не она: от неожиданности не сосредоточилась. Меня долго не могли успокоить, а про Нику я забыла, и она минут пять просто таращилась в пол. Решили, что у нее шок, а я за сестру испугалась. И только нянечка заметила, что я никак не могла увидеть момент удара — сидела спиной на другом конце огромной залы. Стала что-то подозревать, следила все за мной, наверно, тоже про телепатию думала. Потусторонняя связь, все такое. Зато за тот год из-за этой слежки я себя в руках научилась держать — не подкопаешься. С Никой хором не здоровалась, даже одновременно о разном говорить научилась, но это тяжело очень. Ну вообще, если кто вдруг что увидит, только забавляется, что мы, как в "Близнецах", одновременно в ухе чешем...

И сестры вместе улыбнулись.

Анечка не скупилась на вопросы, Вика — на ответы; говорили о том, как Вика узнала о своей непохожести, чем определяется главенствование тела Виктории над телом Вероники — где сознания больше и почему не поровну, как хотелось Вике поделиться секретом и почему она доверилась именно Анечке, зачем скрывается от родителей и что собирается делать со своей тайной в будущем, когда захочется замуж.

Викуше было тяжело; Анечка могла только выслушать, но видела, что Вика надеется на нечто большее, чем просто исповеди. Ей нужна была серьезная поддержка, которую, обе знали, Анечке сложно было обеспечить, хоть Анечка старалась во всю. Но все же, раньше Вика была одна среди "нормальных", теперь же тайной тяготились двое, немного облегчая друг другу бремя молчания. Их союз, их взаимопомощь обещали быть бесконечными.


Спустя три года, повеса и болтун, Анечкин бывший дружок вдруг возник на пороге и увез свою "самую до сих пор любимую и так и не забытую" Анечку, обалдевшую, а потому покорную, на полгода в деревеньку к своей двоюродной бабке учиться семейному счастью и восстанавливать былые чувства. Анечка вставала до рассвета, помогала бойкой старушонке топить печь и гонять кур по запущенному убогонькому участку. Связи с городом в деревеньке не было, дни были заняты хозяйственной суматохой и нахлынувшими любовными переживаниями. В общем, Вика осталась в городе одна, без привычной Анечкиной заботы.

К тому времени Стрельские закончили одиннадцатый класс и провалили экзамены в пединститут — сдали историю на пару. Вика была в расстройстве: школьные экзамены прошли, как по маслу (отвечала Ника — Вика сидела с учебником за дверью, и наоборот), а вот в институт сдавать пришлось одновременно со всем потоком абитуриенток — вот и не вышло. Родители бушевали, грозились запрячь по полной, обзывали бездарями и никчемными дармоедками; особенно кипятился папа: столько лет дружить с училкой и даже в такой паршивый пед пролететь, немыслимо!

А еще Вика влюбилась.

Саня считался "первым парнем" в своей компании. Не только за смазливую мордашку и стильные одежки, но и за умение навешать лапши и сразить всех собственной самодостаточностью. Поэтому именно ему была дана привилегия ухаживать за хорошенькими белобрысыми близняшками, остальные и не совались. Было бы бесполезно: смелая болтливая Вика так и таяла под Санькиным взглядом и глупо хихикала над его намеками, а тихоня и молчунья Ника ходила хвостиком за сестрой и на других ребят не смотрела. Вскоре Стрельские полностью принадлежали Сане, тот пользовался случаем и не дурак был потискать обеих, поухаживать: тут дверку придержит, там сигаретку прикурит, одной курточку погреться даст, другой поцелует пальчики — Саня развлекался. Вика млела. Сестру не удавалось оставить дома. "Ты так выгодно смотришься на ее фоне, — пел ей Саня, — общительная, веселая!" И Вика, охотно подавив раздражение от необходимости напрягаться, делила Саню с тем, кого он считал ее сестренкой.

На самом деле для Сани Ника не была просто "Викиной сестренкой", совсем наоборот. После пары месяцев общения с болтушкой Викой, к тому же заметив щенячью преданность и привычный для Сани в глазах девушки восторг от его персоны, парнишка все чаще задумывался именно о робкой Никуше. Та не смотрела на него, как на бога, не ловила его каждый жест, не утомляла кокетством и ужимками. По сути говоря, они и двумя словами за вечер могли не перемолвиться, но ее расслабленная фигурка, спокойный, опущенный взгляд, мысли, витавшие где-то вне области обитания его, Сани, цепляли сильнее общительности ее сестры. В ней была та же безумно привлекательная самодостаточность. Саниной целью стало растормошить Никушу, пробраться в ее личную вселенную и оказаться частью этой вселенной. Саня придумал себе идеальную подружку с богатым внутренним миром, и Ника была воплощением этого идеала. Саня не замечал, что Ника ничем не показала наличия этого своего внутреннего пространства, ему было достаточно собственных иллюзий. И Саня решился объявить о своем выборе.

Громом с ясного неба, всемирным потопом, атомной бомбой Хиросимы стало для Вики Санино признание. Вика обалдела, Вика не поверила, потом разозлилась. Потом начала осознавать. И с того момента, как Саня шепнул Никуше на ухо "Я с тобой хочу быть, скажи своей балаболке-сестре, чтобы завтра она осталась дома!", Вика потеряла последнюю ниточку, связывавшую ее с миром нормальных людей. Этот убогий довесок к ее телу, отнимающий время и силы, требующий энергии, питания, ухода, напрягающий своей необычностью, а главное, ненужностью, заставляющий считать себя уродом, потенциальным объектом для изучения — все это терпела уставшая Вика, а теперь это глупое существо, почему-то подаренное ей природой, забрало у нее Саньку. Викино сознание, будучи по сути еще сознанием ребенка, никак не могло охватить проблему в целом, хоть и силилось подняться выше над ситуацией и увидеть дорогу к выходу. Она, разумом понимая бессмысленность своих действий, всем сердцем возненавидела Нику как соперницу (хоть и смешно это было), вместо того, чтобы продолжить общение с любимым в качестве Ники, культивировала в себе обиду на Саньку, на себя, на судьбу. А также на вечно поучающих родителей. И, конечно, на бросившую, сбежавшую, предавшую Анечку.

Разрушительная реакция в ее голове начала набирать обороты; запертая в клетке своей ненависти, девочка сходила с ума. Ей нужна была помощь.


Продолжение следует...

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG