Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Переписка
Руки увэрх, обои!
Истории нашего двора. Фабриканты
 


Планов было громадье, и оставалось лишь дождаться уютной и желанной квартиры Васяна, которую родители — заядлые дачники — отдавали летом на целый месяц в полное его распоряжение. Слух об устроенном в прошлом году скромном тусиновом пати облетел всю округу, а уж вечеринка с вызыванием духов и подавно вошла в историю, поэтому уже набралось достаточно желающих неплохо оторваться и в этом году. К тому же у Верки была в запасе отличная идея. Ее знакомый парнишка работал на стройке недалеко от кольца, и именно там, сокрытое струганными досками и лебедой-крапивой, прижилось известное растение. Вся бригада была в курсе, что за травку они топчут, и Веркин знакомый, чем-то ей обязанный, дал отличную наводку.

В день, когда мама Васяна, собрав рюкзак, отбыла восвояси, во вверенное помещение внесли другой рюкзак, вдвое больше маминого и полный травы. Ребята спешили, поэтому выдирали стебли с корнями, не стряхивая землю, и пихали, пихали пачкающее руки зеленью растение в необъятный рюкзак. Поэтому безумное количество травы, оказавшееся в их распоряжении, требовало внимания и специальной обработки.

Теперь не сидели без дела весь месяц. Обыкновенная двухкомнатная квартирка моментом преобразовалась в цех по переработке, облагораживанию и утилизации лишь на первый взгляд бесполезного растения. Дни проходили насыщенно, с песней и в трудах.

Мануфактура, сокрытая дверью квартиры 148, функционировала без сбоев, принося заметный и желанный результат. Уже войдя в коридор, даже заядлый и видавший виды растаман схватился бы за сердце: вдоль стены на влажных и грязных газетках вперемешку с землей и сорняками сочно зеленели стебли. Рядом на коленях сидели Ольга и Толик и отделяли листья от стеблей. Ворох зубчатых ладошек переправляли в комнату, облысевшие же палки складировали в ведро. Процесс продолжался в спальне, где эстафету перехватывали Юрец с Генкой. Весь пол комнаты был так же ровненько застелен газетками, на которых, уже любовно разглаженные, раскладывались те самые листочки. Метр за метром комната покрывалась божественным ковром. Когда переставало хватать места, Юрец сердился и колотил в стенку. С кухни прибегала взмыленная Верка и уносила с собой порцию просушенных листочков и пачку лысых стеблей из ведра в коридоре. В кухне, едва умещаясь втроем среди вороха зелени, самые искушенные члены банды колдовали у плиты. На дальней конфорке высилось еще одно ведро, где в закипающем молоке отваривались, словно пачка макаронин, пахучие стебли. Молоко постепенно зеленело, пенилось и мерзко воняло. Впрочем, многим запах нравился. Иногда помешивавший молоко Васян, главный кулинар, следил и за соседней конфоркой, где, покромсанные в пыль, в скворчащем масле обжаривались листья. Путаясь у Васяна в ногах, Макс загружал в духовку полные противни шинкованой зелени, обсушивал и фасовал: молоденькую — в пакет, постарше — Васяну на обжарку. За столом трудилась Верка, полосуя и размельчая листочки громадным ножом.

В квартире стоял густой и навязчивый запах свежей травы и подгоревшего масла. На лицах было написано блаженство: вот он, плановой коммунистический рай! После дня утомительного, но счастливого труда изнуренные и довольные пролетарии собирались на зазеленевшей кухне и вместе потребляли плоды своего труда. Дни проходили в работе, ночи в безумствах.

Вечерами с полученным продуктом каждый поступал по-своему. Генка, с хитрыми и довольными глазами, распотрошил полную пачку сигарет, забив траву внутрь вместо табака, уложил сигареты назад в пачку и, гордый выдумкой, выходил покурить на лоджию, пошире раскрывая окна. Травка, хоть и не накуривала, запах испускала истинно плановой. И Генка стоял в одних трусах у окна, почесывая пузо, и курил, лениво затягиваясь, косячок за косячком, ощущая себя гражданином Ямайки.

Васян не стал мелочиться. Также любя едкий запах анаши, он соорудил знатный бульбулятор с водяным фильтром на шесть персон из пятилитровой канистры и шести узких трубочек. Вместо воды Макс организовал портвейн, в патрон зарядили слоновью дозу с противня, а Васян внутрь бутылки, прямо в портвейн, кинул крошечного игрушечного утенка. От затяжек вино, подкрашенное густющим дымом, бурлило, и на клокочущих пузырях, словно в шторм, скакал маленький утенок. Наигравшись в утю, они попытались влить в себя молоко, но справился только Юрец, после чего ушел ждать прихода. Генка и Ольга давились, плевались, кривились и капризничали, но, не выдержав вкуса, бросили и ушли дымить бесполезными косяками. Толик залпом допил их порции, не моргнув глазом, утер рот и вернулся к заброшенному утенку.

Верка всегда самовыражалась по-своему. Когда, веселые от придумки Васяна, все толпой кидались гонять по волнам непотопляемого утю, Верка только презрительно фыркала. Сама наливала себе кружку молочной продукции, заправляла оставленную Васяну мамой гречку плановой поджаркой, вытягивала из обновленной Генкой пачки пару косяков и удалялась в спальню. Там, включив телек, устраивалась среди подсыхающих листиков и приступала к трапезе. Неторопливо жевала кашу с запахом горелого масла и запивала зеленоватой жидкостью. Позже к ней заходил Макс, и они оставались в спальне до утра, вдоволь наслаждаясь объятьями на ковре из зубчатых листьев...

В Веркином шкафу, среди белья, до сих пор хранится небольшой пакетик с глупой травой, унесенный с той самой кухни. Практическую пользу он вряд ли принесет, но каждый раз напоминает ей о том счастливом лете, когда небо казалось столь близким.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG