Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Проект "Вечность"
Енлардж свой CTR!
Зюзя
староновогодняя сказка
 


Зюзино.

Странное место.

Здесь, теоретически, живут такие же физтехи, они посещают (или не посещают) те же пары, что и мы, они ездят на те же базы, что и мы, даже стипу они получают тогда же и там же, где и мы. Однако это всё теория. Они — другие.

Отдельная страна.

Сперва об этом тебе напоминают охранники. Для них студак физтеха — лишь бумажка, для того, чтобы они хотя бы не хамили откровенно тебе в лицо. Требуется нечто большее — пропуск в Зюзьку. Нету — получите сливу. Нет, мне не жалко отдать вам, дражайший, свой многострадальный студак и позволить записать мои паспортные данные в ужасающего вида талмуд. Мне даже не противно видеть подозрительный огонёк дебила с манией преследования в ваших глазах, я вполне ожидал чего-то такого… Это ведь у нас попытка охранника на входе потребовать от вас показать студак вызывает всеобщее возмущение. Там же — всё по-другому.

Чудеса и миражи. Страна Чудес.

Лифты тут работают, против всех законов физики, ходят только вверх, таким образом оставляя вас в недоумении, как же они попадают обратно вниз. А ещё они, теоретически, вмещают четверых человек, однако и шестеро таких же, как я, бедолаг, в лёгкую на нём уехали, попутно оправдывая миф о худеньких физиках-шизиках. Это к вопросу о чудесах. А что касается миражей… Открывшиеся створки лифта предоставили мне такой мираж, какой моя больная головушка не могла бы вынести, будь я хоть немного трезвей. Передо мной стоял классический ребёнок, со взглядом на переносице и струйкой слюны, задумчиво прокладывающей себе дорогу на волю. Выражение лица ребёнка не внушало мне доверия, таким взглядом ищут потерявшегося папу. Поэтому я постарался побыстрее ретироваться, покуда в искомом папе случаем не признали меня. Ребёнок, не шелохнувшись, продолжал смотреть в закрывшуюся уже дверь лифта.

В поисках нужной мне комнаты я колесил по этажу, периодически затравленно оглядываясь. Людей в коридорах не было, впрочем, других детишек тоже. Правда, повсюду стояли детские коляски и варились кастрюльки, но, по-видимому, в Зюзьке эти признаки обжитого жилья наличия при них собственно людей не предполагали. Странное ощущение. «Все ушли на фронт».

Это вообще можно смело признать девизом Зюзино. По признанию моих товарищей, ныне и присно живущих там, жизнь тут замирает с утра и до позднего вечера не возобновляется. Остаются, видимо, только кастрюльки, коляски и неизвестно чьи дети. Хотя, подождите, я же там и был тем самым поздним вечером!

Жизнь в Зюзьке виртуальна. Её нет.

Мы орали, напившись самогону, какие-то пионерские песни. Орали в голос, надрывались, но выйди ты в коридор — ничего всё равно не расслышишь, в Зюзьке даже звуки гаснут, уходя в никуда. Тут всё не по правилам. Всё — не как у нас.

Если в Долгопе народ отчаянно ругается за то, чтобы интернет стал не семь баксов, а сто пятьдесят рублей, то тут: «места в хабе нет, зато есть в свиче, итого сорок баксов». Некоторые непривычные к такой халяве души никак не соберутся раскошелиться.

Если в Долгопе народ по полгода ходит в общий душ, ругается с администрацией, на чём свет кроет галимых строителей, то в Зюзьке в большинстве блоков ванные используются в качестве склада для всякого храма, а там, где эти сантехнические чудеса хоть капельку готовы к употреблению, постоянно моется откуда ни возьмись появившийся одногруппник, такая же, как и хозяин, жертва вынужденного переселения в Зюзю. Моется долго, а покуда хозяин бухает тремя этажами выше с неожиданно появившимся из далёкой Долгопы бывшим соседом.

Он остался там, ему не понять их жизни.

Это Зюзино, мир призраков и детей.

Покидая в полдвенадцатого этот мир, я поимел последний штрих к обобщённой картине местного бытия:

Охранник (молодой, зелёный): Вы откуда?

Я (прикидывая, во сколько мне встанет явное опоздание на последнюю электричку): Оттуда. Можно мне документики вернуть?

Охранник: Вы знаете, сколько сейчас времени?

Я (с готовностью): Полдвенадцатого.

Охранник (придавая себе солидности в голосе): А когда вы должны были уйти?

Я (заинтересованно): А когда?

Охранник (с гневом в голосе, эдакий петушок-золотой-гребешок, если подпрыгнет — достанет мне до плеча): В ОДИННАДЦАТЬ!

Я (подавляя зевок, нет, точно опоздал): И что? Ты… Вы меня теперь не выпустите?

Охранник (удивлённо): Конечно, выпущу.

Я (доставая плейер и демонстративно вставляя себе наушники в уши): Тада отдай мне документ и оставь меня в покое. Развели дармоедов.

Охранник (багровея, но студак всё же отдавая): Вы к кому приходили?!

Я (наугад): 909-2?

Охранник (не понимая, что над ним издеваются): Так знайте, что вы их сейчас ПОДСТАВИЛИ!

Вот так я и шёл, с осознанием того, что я подставил кого-то, живущего в 909-2, человека, которого даже не знаю. Ай-ай-ай.

Я шёл с музыкой, ревущей в ушах, пошатываясь от выпитого самогона и встречного ветра, а сам всё думал… Пока меня окончательно не поглотила ночь.

Так кончилась сказка.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG