Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Енлардж свой CTR!
Проект "Вечность"
Седьмая любовь
Сказка-триллер
 
I`m a spy in the house of love
Jim Morrison


25 ноября 1999 года я проснулся пораньше. Хотел встать полдевятого, но как всегда долго боролся со сном и встал в девять. Без трёх минут девять. Говорят, человеческие сутки больше 24 часов, поэтому утром так хочется спать, а вечером хочется напиться пива и рвануть куда-нибудь: не то в гости, не то куда подальше.

Я проснулся пораньше, потому что у меня сегодня курсы. Я хожу на курсы, чтобы получить права. Я имею в виду права на вождение железной коробочки. Мне уже 32, и без железной коробочки жить дальше как-то не очень прилично. Скоро очевидно ко всей непрестанной борьбе с проклятым бытом присоединится и перманентная починка железной коробочки.

Ну вот, выхожу я, стало быть, на канал Грибоедова и иду к Невскому. И тут я увидел его. Я сразу понял, кто он. Он был одет в длинный серый плащ, на руках чёрные перчатки. Я стал следить за ним. Он шёл к Невскому — и я к Невскому. Я осторожно шёл следом, не выпуская его из вида. Я вспоминал свою первую любовь. Она была толстой и молчаливой, очень молчаливой. Она почти ничего никогда не говорила. Если ей что-нибудь было надо, она всё брала сама и никого ни о чём не просила. Как-то она молчала целую неделю подряд, а потом вдруг сказала: "Поехали за грибами:" Я собрался с духом и задушил её.

Около метро он сел в маршрутку — я за ним, как раз моя маршрутка. Я старался не смотреть на него, но невольно заметил метаморфозу: теперь он был одет в толстую коричневую шубу, лицо его стало округлым, глазки маленькими. Я трясся на заднем сиденье и вспоминал свою вторую любовь. Это была худощавая дама лет тридцати пяти. Она много курила и любила говорить о современном искусстве. Её я сразу задушил.

Мы вместе вышли из маршрутки и направились в ДК "Гавань". Он был на голову выше меня, худой, сгорбленный в манерной кожаной курточке без подкладки. Он явно мёрз. Мы сидели за соседними партами и учили дорожную разметку. Я вспоминал свою третью любовь. Это была ничем не примечательная барышня. Любила смотреть телевизор, исправно мыла вечером посуду и давала коту рыбу. Иногда мы играли в шахматы. Её дед был в войну партизаном в Белоруссии, но она точно не знала, на чьей он был стороне. Я её, конечно же, задушил. Я даже скучал по ней после этого некоторое время.

С курсов мы отправились на работу. Я уже привык, что его пути совпадают с моими. Теперь он был обыкновенным юношей лет двадцати-двадцати пяти в дублёнке. По дороге на работу, как вы уже, наверное, догадались, я вспоминал свою четвёртую любовь. О! Это была редкая стерва. Она была садомазохисткой, совершенно не занималась бытом и вечно где-то шлялась. Однажды ночью она чуть не задушила меня. Но с ней было интересно, я дольше всех с ней прожил. А потом задушил.

Работником он оказался никудышным — вечно пропадал где-то, чуть не разбил витрину и всем рассказывал какие-то глупые анекдоты. Моя пятая любовь сочиняла стихи. Стихи она сочиняла плохие, но много. Я задушил её осенью в ноябре, когда у меня была депрессия.

Стоит ли говорить, что после работы он направился ко мне домой. Всю дорогу он что-то бормотал себе под нос. Я не слушал. Я вспоминал свою шестую любовь. Вспоминал и не мог вспомнить ничего определённого. Я точно помнил, что она была. Но какая она была — я не помнил. То мне казалось, что она была загадочной блондинкой, любившей секс и женские разговоры по телефону. То вдруг она представлялась мне толстоватой с карэ на голове, тащилась от блюза и всё время пила коньяк. Нет, она носила военную форму, была бесконечно притягательна и воевала ещё в Испании. А может быть, она была иностранка — американка или англичанка, но точно не француженка. Скорее всего американка. Копила денежки на свой бизнес, но пристрастилась к порошку и сторчалась в 27 лет. Да хрен её знает — кто она была! И была ли вообще, и было ли вообще что-нибудь. Ну нет, это меня уже понесло. Она наверняка была.

Пришли домой, сели за стол. Я напротив зеркала, он сбоку. Ой нет, перепутал. Он напротив зеркала, я сбоку. Открыли по бутылке пива. А для тех, кто не любит пиво: открыли бутылку коньяку. Включили музыку. Вы какую музыку любите на вечерней пьянке? Вот мы её и включили. Стали беседовать.

Он мне всё что-то стал говорить про источник вдохновения, про то, что мы все умрём. Про законы какие-то, про гравитацию. Говорил де, дабы сооблазнить юную деву на самом деле куда важнее порой некий странный внутренний настрой, а не то чтобы одеколоном себя облить, побриться да одеться. Хотя одежда роль играет. Ещё было начал уже про религию говорить. Тут я не выдержал. Встал, пошатываясь слегка, да так прямо ему в лицо и говорю:

"Я знаю кто Вы. Вы — шпион!"

И смотрю на него в упор этак решительно.

А он отпираться не стал, сразу же почти ответил, что точно он шпион. Шпионом родился и помрёт-де шпионом.

— Да, — говорю я ему, — шпионом ты и помрёшь:

Приблизился я к нему, взял за шею руками и начал душить. А он никак не реагирует, только смотрит на меня. И тут я понял, что это не он, а она.

И тут я влюбился. Влюбился или полюбил? Где граница между этими чувствами, есть, наверное, граница. Вот смотрю я ей в лицо, понимаю, что влюбился или полюбил, и не могу ослабить хватку. Так я задушил свою седьмую любовь. Она сникла, взгляд потух и всё такое соответственно.

Вот она лежит около стола посреди комнаты. Я пьяный в жопу стою и плачу тихо. Комок в горле. Смотрю на неё и вижу свою смерть. Это смерть моя была — а ведь я её любил.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG